Сельский обряд

20180728_142819

Краткий батюшкин ликбез по поводу предстоящего крещения детей был вовсе не краток. Поняв, что в вопросе веры мы полные неандертальцы (хотя, все крещеные), он достал смартфон и начал с азов.

Это был самый добросовестный посредник между нами и Богом, которого я когда-либо встречал. Он презентовал поступки Самого́ в лучших традициях Стива Джобса. Красноречиво, убедительно с визуальным рядом из интернета. Черная одежда, очки и небритость лишь усиливали эффект.

И все бы ничего, ― если бы в удобном кресле с бокалом вина, и за окном трескучий мороз. Но нас угораздило в июле.

А накануне был шашлык с водочкой. И копченая рыба, и домашние соления. А в перерывах еще и пиво. И дерзкие танцы на дачном столе. И общая голая баня. И очень короткий сон. Кое о чем батюшка, конечно, догадался, и, возможно, именно поэтому выбрал самый жесткий крестильный вариант.

Незабываемое таинство продолжалось три с половиной часа. За которые я научился: спать стоя со свечкой и мальчиком в руках; просыпаться от взгляда жены; заглушать вздохами молитвы; материться глазами; виртуально утолять жажду; мысленно опохмеляться; одновременно жечь, топить и увольнять батюшку.

В тот день нам предназначено было раскаяться. И мы раскаялись. Мы должны были зарубить себе на носу, что Господь страдал за нас на кресте. И мы это даже почувствовали.